История школы

Всегда считал себя везучим человеком. Не в картах, не в каких-то других мелких и сиюминутных вопросах, а в самом, на мой взгляд, наиглавнейшем — мне очень часто везло повстречать на своём жизненном пути прекрасных людей, так или иначе изменивших его.
Одним из таких людей для меня стал Владимир Васильевич Грибков, мой тренер по боксу. Именно Владимир Васильевич, некогда один из учеников самого Ивана Александровича Князева, познакомил меня с той школой бокса, которая исповедует философию разумного минимализма. Её суть заключается в стремлении достичь максимального результата при минимуме затрат времени и физических усилий. Техника этой школы хороша не только тем, что позволяет обладать хлёстким нокаутирующим ударом, но и даёт возможность столь же эффективно работать и различными видами оружия. Не случайно именно техника И. А. Князева была мною взята за основу при разработке методики обучения метанию ножа. Основной её особенностью является то, что она унифицирована под броски как в классической (оборотной), так и безоборотной технике. Другой немало важной её составляющей выступает знание законов природы (проще говоря,- физических законов) и умение применить их на практике. Однако основой основ было и остаётся умение почувствовать нож, а почувствовав, научиться им управлять.
И вот, чтобы не прослыть Иваном, родства не помнящим, а так же стремясь восстановить «историческую справедливость», я и решил совершить своего рода экскурс в не такое уж и далёкое прошлое. Своей целью я поставил не только проследить преемственность школы от учителя к ученику, но и прежде всего, воскресить в памяти незаслуженно забытые имена. Имена людей, чьи знания, опыт и фанатичная преданность любимому делу послужили тем фундаментом, на котором построена техника этой школы.
И первое место в этом ряду по праву занимает имя Эрнеста Ивановича Лусталло!
Вот что я нашёл на просторах Интернета в ответ на запрос об этом поистине замечательном человеке:
«Эрнест Лусталло родился 5 января 1859 года во французском городе Бордо, в семье моряка. Его отец в то время был довольно известным боксером и борцом. Уже с четырех лет он учит сына плавать, а в пять лет знакомит с боксом. В 12 лет Эрнест поступает в гимнастическое общество, где занимается многими видами спорта.
После службы в армии командирован в Жуанвильскую Военную школу физического воспитания, которую и оканчивает с золотой медалью. Там же, в Жуанвиле, он завоевывает призы практически во всех видах спорта. В 1891 году становится первой перчаткой Франции в среднем весе по английскому боксу, а в 1894 чемпионом мира по французскому боксу-сават. Рекордсмен страны по плаванию и прыжкам в воду, входит в пятерку сильнейших фехтовальщиков мира.
5 января 1897 Эрнест Лусталло приглашен в Петербург преподавателем спорта в Училище правоведения, позже — в Петербургское атлетическое общество доктора В. Ф. Краевского. По прибытии в столицу французский профессор бокса начал занятия с желающими. 16 марта 1897 года был показан ранее невиданный в России вид спорта — французский бокс. Газета «Петербургский листок» от 17 марта сообщала своим читателям: «… господин Лусталло проявил положительно чудеса ловкости. Ногою он действует так же свободно, как руками, и потому за каждый нанесенный удар С.Ф. Ивановский получал добрый пяток тумаков, и таких неожиданных и комичных, что хохот не умолкал в зале». 20 декабря 1897 года Эрнесту Лусталло и его талантливому ученику Гвидо Мейеру рукоплескал уже цирк Чинизелли.
В 1899 году Атлетическое общество провело первый чемпионат страны по французскому боксу-сават, главными героями которого стали Лусталло, Мейер и чемпион Франции Кастерс.
Бурная энергия и личный пример Эрнеста Лусталло были для бокса лучшей рекламой. В начале 20 века «благородным искусством самозащиты» увлекались уже спортсмены всех атлетических кружков, от аристократии до простых мещан. Популяризации бокса послужила и международная встреча на Каменноостровском велодроме, где Гвидо Мейер победил английского боксера Джека Мази.
О признании больших заслуг Эрнеста Лусталло в развитии бокса говорит тот факт, что в 1902 году он был награжден золотой медалью «За полезную деятельность». После Октябрьской революции 1917 года Эрнест Иванович принял советское гражданство, и в 1919 году поступил на военную службу преподавателем спорта в Училище командного состава флота (ныне Военно-Морское училище имени Фрунзе), подготовил немало известных мастеров ринга. Одновременно заведовал учебной частью первой в стране спортивной школы плавания «Дельфин», был бессменным членом ленинградской федерации бокса.
Своим учителем его считал и заслуженный мастер спорта СССР Иван Александрович Князев. В своей книге «Раунды моей жизни» Князев писал: «В 1929 году в спортивном зале стадиона «КСИ» преподавал бокс Эрнест Иванович Лусталло: на вид не старше 50 лет, он был элегантен, с усиками-бланже и острым взглядом (тогда ему было 70). Это был профессор в полном смысле слова. Его обаяние превращало уроки в сплошное удовольствие, он умел расшевелить самых флегматичных учеников. Прекрасный гимнаст, великолепный прыгун, фехтовальщик на рапирах и эспадронах, артистический боец на палках, боксер и пловец — более универсального и разнообразного человека трудно себе представить! Ему подражали все».
Умер Э. И. Лусталло в Ленинграде 9 марта 1931 году. Эрнест Лусталло был уникальным спортсменом и много сделал для развития английского и французского бокса, фехтования, плавания, водного поло и гимнастики в Петербурге-Ленинграде. Став гражданином России, он предвещал ей великое спортивное будущее, а уходя из жизни, завещал свои останки потомкам. Его скелет и поныне находится в анатомическом музее университета физической культуры имени П.Ф. Лесгафта.»

Об Иване Александровиче Князеве, одном из выдающихся учеников Эрнеста Лусталло, тот же Интернет сообщает на удивление куда как меньше сведений, чем он того заслуживает. В своём недавнем разговоре с Владимиром Васильевичем, я рассказал ему о том, что собираюсь написать что-то наподобие того, что Вы сейчас читаете, и посетовал на недостаток материала. Он пообещал мне предоставить те фотографии и письма, которые у него сохранились. Ну а до тех пор, пока это не случилось; вот что мне удалось найти:

Лёгкий бомбардир.
«В летописи ленинградского бокса одна из наиболее содержательных страниц принадлежит заслуженному мастеру спорта СССР Ивану Александровичу Князеву. Обладая незабываемыми нокаутирующими ударами, он был одновременно и одним из самых техничных бойцов в истории бокса.
Как и большинство спортсменов довоенных лет, И. Князев увлекался несколькими видами спорта: играл в футбол, занимался гимнастикой. Первый приход в секцию бокса в 1928 г. был неудачный: Эрнест Лусталло, сославшись на его рост, посоветовал ему заняться другим видом спорта. Но со второго раза, в 1929 г., принял. С тех пор и началась долгая жизнь И. А. Князева в боксе.
Когда грянула Великая Отечественная война, Иван Князев встал в ряды защитников Родины. Орден Красной Звезды и Орден Отечественной войны 1 степени, медали «За боевые заслуги», «За оборону Ленинграда», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» напоминают о том трудном времени.
Но бокс и тогда не был забыт: постоянно поддерживалась спортивная форма, по возможности надевались перчатки. Именно это помогло И. Князеву в год нашей победы завоевать звание чемпиона страны в весовой категории до 57 кг. Потом еще четырежды (1946—1949 гг.) он становился первой перчаткой СССР, одиннадцать раз (!) чемпионом Ленинграда — это рекорд, которому, видимо, суждено остаться непобитым. Неоднократно И. Князев защищал спортивную честь нашей Родины на рингах Финляндии и Чехословакии.
Хорошо физически подготовленный, он не имел недостатков в технике, тактике и, казалось, знал в боксе все. Друзья с любовью называли его «наш Демпси»— за мощь, неуязвимость и неуклонное стремление к победе.
В 1951 г. И. Князев провел свой последний бой. Но и повесив перчатки на гвоздь, Иван Александрович не ушел из бокса насовсем, а продолжал плодотворно трудиться на тренерском поприще.
1949-1960 — ГДОИФК им. П. Ф. Лесгафта, кафедры бокса, фехтования и тяжелой атлетики, преподаватель -> доцент, 1951-1956 и. о. заведующего кафедрой.
В своё время Иван Александрович был заведующим кафедрой Военного института физической культуры (ВИФК), тренером ДСО «Водник» и «Труд».
Председатель Тренерского совета Ленинграда (1972-1976).
Председатель президиума Федерации бокса Ленинграда.

Автор научно-методических работ:
• Вопросы обучения и воспитания боксера / Князев И.А. // Теория и практика физ. культуры. — 1974. — № 9. — С. 16-18.
• Новый вариант защиты от прямых ударов / Князев И.А. // Теория и практика физ. культуры. — 1954. — Т. XVII. — вып. 6. — С. 457-462.
• О предсоревновательном периоде боксера высокого разряда / Князев И.А. // Теория и практика физ. культуры. — 1958. — Т. XXI. — вып. 10. — С. 775-776.
• Об упражнениях на боксерских снарядах / Князев И.А. // Теория и практика физ. культуры. — 1976. — № 5. — с. 17-18.
• Постановка дыхания у боксера / Князев И.А. // Теория и практика физ. культуры. — 1955. — Т. XVIII. — вып. 5. — С. 366-367.»

К сожалению, тренировочные приемы таких грандов ринга оказались у нас незаслуженно отвергнутыми, и однообразие в подготовке боксеров выливается теперь в заурядные потасовки.
В своё время мне посчастливилось стать обладателем книги Ивана Александровича «Раунды моей жизни» с автографом автора. Но, к сожалению, в череде многочисленных переездов с одной квартиры на другую, её след затерялся. Надеясь не безвозвратно.

В заключение хотел бы сказать, что посчитал бы в высшей степени неблагодарным поступком с моей стороны не упомянуть здесь имя человека, который познакомил меня собственно с метанием ножа. Это руководитель клуба «С.т.а.л.к.е.р.Ъ», президент Федерации метания ножей Санкт-Петербурга, Александр Морозов. И хоть наши с ним взгляды на организацию тренировочного процесса отличаются, а техники принадлежат к различным школам, я не считаю себя вправе забыть об этом.

Головкин Денис.